Интересное / От файлопомойки к поисковику, или Чем Google лучше Kickass?


На прошлой неделе Сеть недосчиталась очередного файлообменника. Kickass — может быть не крупнейший, но популярнейший коллектор торрентов и «магнитов» — пал в борьбе с копирайтом. По крайней мере так это представляется сторонам, вовлечённым в конфликт: правообладателям, считающим копирайт основой основ, с одной и потребителям, считающим копирайт глупостью, архаизмом, с другой. Однако есть в этой истории грань, которая блестит по-особенному, поскольку с темой авторских прав почти не связана. Это вопрос слияния, трансформации файлообменных сервисов в поисковые машины общего назначения. О нём и поговорим.

С точки зрения среднестатистического сетянина, Kickass был обычной файлопомойкой, разве что весьма популярной. Здесь можно было оставить и отсюда взять ссылки на миллионы медиафайлов, что и делали примерно 50 миллионов человек каждый месяц. Ресурс входил в сотню самых посещаемых сайтов Сети и ничего удивительного, что его владелец зарабатывал недурно (главным образом продавая места под рекламу, в том числе с помощью основанной им на Украине компании Cryptoneat). По крайней мере из отчёта тех, кто арестовывал счета Kickass, следует, что только за полгода по весну 2016-го там осели почти 30 млн. долларов.
А владельцем и основателем Kickass был некто Артём Ваулин, 30-летний гражданин Украины. Примечательно, что свою личность он особенно и не скрывал. В 2009-м, когда сайт стартовал, на Артёма было зарегистрировано даже доменное имя. Но и позже, когда он вывел себя из фокуса, установить его личность оказалось нетрудно. В отличие, скажем, от Росса Ульбрихта, который делал всё возможное, чтобы замести следы, Ваулин не стеснялся мешать служебное и личное — в частности, используя почтовый ящик и для того, и для другого. Так его и вычислили. Запросив данные на связанные с Kickass аккаунты и счета у Facebook, Apple, неназванного канадского провайдера и минимум двух банков из Прибалтики, Департамент внутренней безопасности США провёл перекрестное сличение IP-адресов и реквизитов, и выяснил, к кому тянутся ниточки. Потом его, видимо, выманили в Польшу, где и повязали. Сейчас готовится экстрадиция сами понимаете куда.

Повторюсь, для правообладателей, страдающих от пиратства, случившееся грех не отпраздновать: арестован руководитель огромного файлообменника, доменные имена реквизированы, работа сайта прекращена. Равно и для бывших пользователей Kickass это такое же, уже привычное, оскорбление: «информация должна быть свободной», а тут свободу попирают. Но в этот раз больше, чем в любые другие, истина где-то посередине. Потому что Ваулин и компания дальше других продвинулись по пути превращения файлопомоек в обычные поисковики.
Файлообменные сервисы первой волны, в 90-е, были просто коллекциями файлов на FTP-серверах. И локеры (вспомните MegaUpload Кима Доткома), популярные поныне, суть то же самое. В данном случае участие и вина владельцев ресурса несомненны: они хранят файлы у себя и раздают их. Но уже файлообменные сервисы второй волны — Napster и далее — сместили вину и акцент на пользователей: теперь файлы хранятся на компьютерах пользователей, а владелец только помогает координировать процесс. Все P2P-сети, используемые для файлообмена, вплоть до Freenet (где файл «размазан» по сети и центра нет вовсе), сюда попадают. Однако это по-прежнему файлообмен.
А вот с сервисами третьей волны получилось интересно. Всё ещё формально нацеленные на файлообмен, они сделали акцент на социальной компоненте, заставив сообщество пользователей работать своеобразным фильтром, сортирующим контент. Поэтому на первый взгляд такие ресурсы как The Pirate Bay, Kickass, незабвенный Rutracker и им подобные — всё ещё коллекции торрентов и «магнитов». Но если оценить качественно, это социальные поисковые машины, о которых так много и так ещё недавно мечтали теоретики интернет-поиска: социальные поисковики казались следующим шагом в эволюции поисковых машин. Это же позволяет объяснить и почему Kickass был таким популярным: его разработчикам (великая вещь веб-дизайн!) удалось максимально ненавязчиво и эффективно имплантировать социальную составляющую в процесс поиска. И если вы пользовались Kickass, то конечно помните, как легко, как быстро там можно было отфильтровать мусор от полезных результатов (кстати, сайт погиб, но сообщество не потерялось: переехало на Katcr.co).
Этот промежуточный вывод — Kickass был больше поисковиком, нежели файлообменником — не лишён субъективности, зато поможет нам сделать следующий шаг. Отложим пока файлообмен в сторонку и поставим простой опыт. Вспомните названия пяти произвольных фильмов или музыкальных альбомов. Теперь вбейте их в Google, но оформите запрос следующим образом (без кавычек): «название_фильма +magnet» (можете попробовать также filetype:magnet и filetype:torrent). Вы получите список сайтов, содержащих «магнитные ссылки» на копии нужных вам фильмов. Но не переходите на них, а попросите Google предъявить вам сохранённую копию (щёлкните маленькую стрелку после URL и выберите «Сохранённая копия»). Теперь прямо отсюда копируйте «магнитный хэш» в любой торрент-клиент, понимающий «магниты», и запускайте скачку. Вот и всё, вам будет что посмотреть вечером.
Но давайте осмыслим, что мы только что сделали. Мы использовали поисковую машину для нахождения ссылок на (потенциально) нелицензионные копии фильмов. Можно ли теперь обвинить Google в потворстве пиратству? Спросите самих гугловцев и они покрутят у виска: тот факт, что они проиндексировали страницы со ссылками на (потенциально) нелицензионный контент, говорит лишь о полноте их базы данных. То есть для них наличие такой информации в базе — свидетельство высокого качества работы их поисковика!
Конечно, они готовы удалить ссылки на (потенциально) нелицензионный контент, если правообладатель конкретно и аргументированно об этом попросит. Но именно конкретно и аргументированно, в противном случае лучше и не беспокойте! Например, буквально только что высший суд Франции разрешил Google и Bing не удовлетворять запрос на удаление от трёх французских музыкантов, недовольных, что ссылки на пиратские копии их произведений можно достать через упомянутые поисковики. Однако запрос на удаление был составлен слишком в общем виде, без точного перечисления страниц, подлежащих удалению, и суд счёл это достаточным, чтобы позволить поисковикам требование истцов не выполнять.

Но вот вопрос: чем же тогда отличается Kickass? Пользователи его занимались абсолютно тем же самым: они использовали поисковую машину для нахождения ссылок на (потенциально!) нелицензионный контент. И правообладатели точно так же стояли с ножом у горла: мол, мы не давали вам права ссылаться на (! нормально, да?) нелегальные копии своих фильмов и музыки. Но почему в таком случае Ваулин уже за решёткой, а директора Google и Microsoft на свободе? Почему то, что позволено одним, не позволено другим? Что за двойные стандарты?
Я, конечно, утрирую. Разница между Kickass и той же Google (пока ещё) очевидна: один ресурс создавался как поисковая машина общего назначения, другой — явно под файловый обмен. Но что я хочу сказать, так это то, что разница между тем и другим стремительно стирается. Следующее поколение файлообменных сервисов может оказаться уже обыкновенными поисковыми машинами, сделавшими лишь чуть больший акцент на торрентах и «магнитах». И засудить их будет ничуть не легче, чем ту же Google или Bing.
Отсюда буквально один шаг и до следующего вывода: получается, пиратство растворяется в нормальной активности Сети. Так может быть и правда его попросту не существует? Может быть это придуманный нами феномен? Может быть вся цифровая активность равна перед законом и природой, и сводится лишь к пересылке байт?..
0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.