Интересное / Звёздный штурм, в результаты которого отказывался верить Гитлер

9 апреля — 71-я годовщина взятия Кёнигсберга
Звёздный штурм, в результаты которого отказывался верить Гитлер

9 апреля Калининград отмечает славную страницу военной истории — годовщину окончания штурма Кёнигсберга. О значении победы над этой немецкой крепостью говорит один факт: в Великую Отечественную войну были учреждены медали за взятие (или освобождение) столиц. И единственная награда, посвящённая «лишь» городу в административно-территориальном смысле — это медаль «За взятие Кенигсберга».

На реверсе медали выбита дата — 10 апреля 1945 года, но здесь нет никакой путаницы. Дело в том, что военный комендант Кёнигсберга Отто Ляш сдался поздно вечером 9 апреля, но его приказ о капитуляции был доведён до остатков кёнигсбергского гарнизона именно 10 апреля. Да и сами переговоры с советскими парламентёрами перевалили далеко за полночь, в итоге пленённый генерал со своими заместителями пересёк линию фронта только в третьем часу ночи следующих суток.
Медаль За взятие Кёнигсберга
Гитлер отказывался верить, что неприступную крепость, которая являлась гордостью немецкой военной фортификационной мысли, русские захватили за три дня. Он заочно приговорил к расстрелу Ляша и всю его семью, считая, что именно предательство коменданта стало причиной падения «железной двери Германии», как романтично называли Кёнигсберг нацистские главари. Архивы сохранили слова крайсляйтера (руководителя ячейки НСДАП в административном округе Кёнигсберг) Эрнста Вагнера, сказанные на совещании 8 апреля 1945 года: «Уж если совершенно неукреплённый Севастополь продержался у русских 250 дней, то чудо немецкой оборонной техники Кёнигсберг всегда продержится это время».
Почему же так быстро пал Кёнигсберг? Предательство Ляша тут ни при чём. Своим решением он спас от смерти в жесточайших уличных боях тысячи гражданских немцев (к весне сорок пятого в столице Восточной Пруссии обитало до 70 тысяч горожан), а также около 100 тысяч солдат Вермахта, которые, сдавшись в плен, были отправлены восстанавливать советские города, а в конце 1940-х (большинство; меньшинство — в начале 1950-х) вернулись в Германию.
Карта «Штурм Кёнигсберга 6-9 апреля 1945 года»
Победоносный штурм фашистской цитадели стал результатом блестящей операции, проведённой бойцами Третьего Белорусского (под командованием генерала Ивана Черняховского, а после его гибели в феврале 1945 г. — маршала Александра Василевского) фронта и вошедшего в его состав Первого Прибалтийского фронта (под командованием генерала Ивана Баграмяна), получившего название «Особая земландская группа». В документальном фильме «Штурм Кёнигсберга», созданном по горячим следам, в 1945 году, сказано о решении овладеть городом-крепостью «звёздным штурмом». То есть ударить одновременно по всем направлением, прочертив символическую звезду с центром — крепостью. Таких направлений оказалось восемь.
Накануне памятной даты автор этих строк проведал ветерана Великой Отечественной войны, участника штурма Кёнигсберга Михаила Фёдоровича Егорова. 4 декабря 2015 года фронтовику исполнилось 94 года. Именно такие бойцы, как Егоров, сокрушили каменную оборону немецко-фашистских войск — пресловутую «ночную перину» Кёнигсберга, состоящую из 15 фортов. Слово Михаилу Фёдоровичу:
«Я служил в 328-м отдельном артиллерийском дивизионе особой мощности. Мы являлись резервом Главнокомандующего, и лично я первые годы переживал, что не воюю. Рвался на фронт и при обороне Москвы, и во время Сталинградской битвы… Но не пускали. А весной 45-го нам сказали: теперь — ваша работа. Дело в том, что обычная артиллерия не могла взять форты Кёнигсберга. Пробить метровые стены могла только наша 305-миллиметровая артиллерия. У нас один снаряд полтонны весил! Расчёт одного орудия — 50 человек. Для наших орудий специально построили железную дорогу. Наш дивизион конкретно подавлял 8-й, 10-й, 11-й и 12-й форты. Мы начали бить с 6-го апреля и сыграли роль буквально пробивной силы. Потом командующий Василевский отметил, что именно артиллерия особой мощности открыла путь пехоте и танкам в Кёнигсберг».
Ветеран Великой Отечественной войны Михаил Фёдорович Егоров держит в руках благодарность Сталина за взятие Кёнигсберга.
В немецкой мемуаристике встречаются мнения, что бомбёжка фортов не привела к фатальным разрушениям крепостных сооружений, а значит, мол, осталось незыблемой вера в «чудо немецкой оборонной техники». Однако это чушь собачья. Фортовые гарнизоны пачками сдавались красноармейцам, поскольку были дезориентированы и деморализованы. «Чудо техники» сыграло злую шутку с противником. Представьте — трое суток на людей, сидящих в каменном мешке, низвергались тонны бомб. От беспрерывной ударной звуковой волны, стократно усиливающейся в замкнутом пространстве казематов, у солдат Вермахта лопались барабанные перепонки и, извиняюсь, массово прогрессировало расстройство желудка.
Советские офицеры у разрушенного ДОТа, прикрывавшего вход в форт №5 в Кёнигсберге. 9 апреля 1945
«Журнал боевых действий войск фронта за апрель 1945 года» уточняет, что в штурме Кёнигсберга приняло участие 106,6 тыс. красноармейцев, при этом численность непосредственно штурмовых групп из стрелковых рот составила 24,5 тыс. бойцов. Кто были эти парни? Вот лишь один из портретов.
В вышеупомянутой документальной ленте мелькают кадры солдата, отдающего приказы в… трамвае 12-го маршрута. «Миномёты старшины Ерескина открыли огонь с трамвайной остановки. Командный пункт разместился в трамвае», — говорит диктор за кадром. Автору этих строк удалось выяснить дальнейшую судьбу находчивого миномётчика. После штурма города Иван Ерескин брал Пиллау (ныне Балтийск), где за подвиг был представлен к ордену Отечественной войны II степени.
Старшина Иван Ерескин разместил командный пункт в трамвае
Читаем подробности в наградном листе, опубликованном на сайте «Подвиг народа»:
«Под жестоким обстрелом противника расчёт миномёта Ерескина, воодушевляемый его мужеством и бесстрашием, не отходил от миномёта, ведя точный и интенсивный огонь по противнику. Старшина Ерескин неоднократно сам занимал место наводчика, заряжающего и подносчика мин, воодушевляя расчёт своего миномёта на выполнение в таких трудных условиях всех приказаний командования. Под непрекращающимся обстрелом противника, под дождём, по колено в грязи старшина Ерескин на руках своего расчёта сумел первым занять новую позицию и открыть огонь по противнику».
Боец Ерескин встретил Победу в поверженной Восточной Пруссии. В 2002 году в харьковской газете «Зеркало недели» вышла статья об Иване Ивановиче, который рассказал свой боевой путь, показав первый орден Красной Звезды (за подвиг в Крыму у Перекопского перешейка) с выщербленной эмалью: угодил вражеский осколок.
Уличный бой в Кёнигсберге. 1945
…К штурму Кёнигсберга готовились даже раненые. Легендарный калининградский врач, основоположник акушерско-гинекологической службы Калининградской области Виктор Львович Лапидус, прошедший с 11-й гвардейской армией от Москвы до Кёнигсберга, вспоминал:
«Раненые готовились к штурму Кёнигсберга — с помощью макетов, имитирующих улицы, их учили, как вести бои в городе. Многие, не дожидаясь выписки, бежали из госпиталя, чтобы не отстать от своих частей».
В современной немецкой прессе теперь модно смаковать «фактами» издевательств советских солдат над мирными немцами. Предоставим же слово очевидцам весны 45-го. Вот что говорит Михаил Фёдорович Егоров, тот самый, кто распорол «ночную перину» Кёнигсберга:
«После того, как мы завершили бомбометания, нам поступил приказ идти на «очистку». Мы — это три бойца и я — командир — взяли автоматы и пошли в пригород Кёнигсберга, район Гутенфельда (ныне посёлок Луговое). Сейчас пишут, что мы жестоко относились к немцам. А как быть, когда в тебя стреляют из подвалов, из подворотни? Кто там стреляет, дети, женщины — не смотришь. Но там, где в нас не стреляли, мы относились по-человечески. Был случай. Зашли в один дом, а в подвале — женщина с маленькой девочкой. Встречает нас со страшным искажённым лицом, буквально звериный лик. Один из наших немного говорил по-немецки, и он перевёл её слова, что мы звери, а не люди. Мы же дали девочке сухариков, стали объяснять, что мирных не трогаем. И — представляете… я никогда не забуду… эта женщина вдруг встала на колени и стала целовать наши сапоги. И плакать. Мы её подняли и спокойно ушли. Скажу за свой дивизион, а я комсоргом был и знал о многом в части: ни одного случая не было, чтобы наши бойцы обидели немецкое население».
Немецкие мирные жители собирают свои вещи перед уходом из Кёнигсберга
Другой фронтовик Иван Максимович Рожин, будучи командиром взвода разведки, вспоминает такой эпизод в разрушенном городе:
«В Кёнигсберге женщины, дети скрывались в подвалах. Они наизусть выучили: «Сталин — гут! Гитлер — капут!». Даже маленькая девочка лет пяти, когда я заскочил в одну квартиру, подпрыгнула и закричала: «Руссись солдат — гут! Гитлер — капут! Сталин — гут!».
Сегодня в Калининграде проживает 82 ветерана Великой Отечественной войны, участвовавших в штурме города-крепости. Год назад их было 83. 23 января 2016 года на 93-м году жизни скончался Валентин Николаевич Гаврилов, легендарный танкист, получивший в мае 2015 года из рук президента Владимира Путина медаль «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».
В. В. Путин и В. Н. Гаврилов в мае 2015 года в Москве
…В Калининграде есть улица 9-го Апреля, которая вскоре станет едва ли не главной магистралью для болельщиков чемпионата мира по футболу 2018 года. Именно двигаясь по ней, туристы со всего мира будут добираться на стадион. Так вот, даже наши, российские туристы, попадая на эту улицу, нет-нет да и спрашивают — а в честь чего так назвали? Обращаюсь к уважаемым властям Калининградской области — есть смысл создать и установить здесь памятный знак, увековечивающий подвиг наших солдат 9 апреля 1945 года.
0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.